Поездка в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру

This slideshow requires JavaScript.

10 ноября состоялась поездка в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру !

«Внимайте себе, братия. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и телесную и любовь нелицемерную, смирением украшать себя, единомыслие друг с другом хранить, ни во что ставить честь и славу жизни этой, но вместо этого от Бога воздаяния ожидать, небесных вечных благ наслаждения» – игумен земли Русской, преподобный Сергий Радонежский.

10 ноября в субботу по наставлению отца Владимира и при его непосредственном участии состоялась однодневная паломническая поездка в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру.

Эту поездку прихожане Храма Иоанна Предтечи (п. Пролетарский, Серпуховской район) и Храма Покрова Пр. Богородицы на Городне г. Москва, давно с нетерпением ждали. Выбирали место паломничества и выбор пал на обитель, которая является колыбелью Русского православия, место, где подвизался игумен земли русской преп. Сергий Радонежский. О его заслугах перед отечеством, о его мудрости и святости большинство из нас знали с ранней юности, но не все могли своими глазами увидеть удивительное место, которое преподобный Сергий основал много веков назад.

 

Читать далее

БОРЬБА СО СТРАСТЬЮ ТЩЕСЛАВИЯ.

Как же бороться с этим хитрым змием, который исподволь пролезает в душу и похищает наши труды, сводя их на нет?

Как уже неоднократно говорилось, противопоставлением ему противоположной добродетели – смирения. Например, известно, что самолюбие, обидчивость есть порождение тщеславия. Человек, не терпящий критики, легко ранимый, мгновенно обижается и как бы говорит себе: «Как они смеют? Ведь я не такой, я хороший! Как они могут так говорить?». И хотя нам это и неприятно будет услышать, но скорее всего, наши обидчики, критики правы. Ну, пусть не на все 100%. Ведь со стороны виднее. Мы представляем себя всегда лучше, чем мы есть на самом деле, прощаем себе многое, чего не потерпели бы в других. Так что есть о чем задуматься. Обидчивого критика повергает в уныние, а для умного человека она является стимулом для роста. Критика вообще бодрит и не дает почивать на лаврах, понуждает к исправлению. Мы должны не только не обижаться, но поклониться в ноги обидчикам как нашим воспитателям, которые вовремя «дают нам по носу» и подрезают крылья нашему тщеславию.
Читать далее

Промысл Божий.

Мы привыкли оценивать смысл чьей-либо жизни с позиции насыщенности событиями, личных достижений, вклада в общественное благополучие. И если мы этого не видим, то кажется, что жизнь человека не имела какого-то особого значения…Нам часто кажется, что многое из случившегося было пустым и ненужным. Вот дай возможность, взял бы и переписал заново свою жизнь.Реальную жизнь мы воспринимаем как плохо написанный черновик: я и здесь бы, и здесь выправил, создал бы такой правильный, идеальный вариант своего жизненного пути. В жизни всё кажется как-то не так.

Но Бог нас ведет именно по этому конкретному пути. И Он рядом с нами такими, какие мы есть на самом деле. Самые ошибки, скорби, болезни Он попускает нам с какой-то не всегда понятной нам целью.
Читать далее

ЗНАЧЕНИЕ И ИСТОРИЯ ХЕРУВИМСКОЙ ПЕСНИ

В начале Литургии верных открываются Царские врата, и церковный хор поет Херувимскую песню:

«Иже Херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да царя всех подимем, Ангельскими невидимо дороносима чинми, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа»

В переводе на русский язык:

«Мы, таинственно изображающие Херувимов, и воспевающие Животворящей Троице Трисвятую песнь, отложим теперь всякое житейское попечение. Чтобы поднять Царя всех, невидимо копьеносимого чинами Ангельскими, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа»

Как сказано в «Объяснении Литургии» Арсения, митрополита Киевского, мы, люди, присутствуя при совершении Литургии, имеем такое же Божественное занятие, какое на небесах имеют Небесные Силы: предстоим в храме перед Престолом, на котором Бог присутствует невидимо, подобно тому, как Ангелы предстоят перед Престолом Господа на небесах; мы славословим Господа в храме, подобно тому, как Ангелы славословят его на небесах.
Читать далее

О ДУХОВНОЙ ПРЕЛЕСТИ: РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ВИДЫ ПРЕЛЕСТИ У ПРАВОСЛАВНЫХ.

В духовном отношении прелесть – это неосознаваемое человеком ложное состояние души, когда ему под воздействием страсти гордыни хочется казаться лучше, чем он есть на самом деле. Всякое безмерное приукрашивание себя дорогой одеждой, косметикой, витиеватыми словами, наигранными поступками, улыбками – виды прелести. Красота ее обманчива, и она никак не может спасти мир, а наоборот, обманывает и разрушает его. Правда, у каждого человека есть внутренняя врожденная защитная реакция, при помощи которой можно почувствовать неискренность других, но не всегда сразу поймешь, в чем дело.

В состоянии прелести человек как бы проживает не свою жизнь, а чужую, о которой мечтает. Для него жизнь – это непрекращающаяся игра.
Церковь же учит человека быть самим собой, не позировать, не рисоваться, не актерствовать, а жить, что называется, дыша полной грудью. Именно из-за желания быть настоящими людьми, личностями, а не безликой массой или безвольными позерами, первые христиане с радостью шли на мучения. Как объяснял феномен мученичества святой Иустин Философ, мы идем на мучение потому, что не хотим жить обманом.
Читать далее

ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ?

Грех – это не проступок, грех – это состояние человеческой души. Греховное состояние души человека выражается в его нехороших поступках, но может в них и не выражаться. То есть состояние души человека может быть как у вора, но он может и не воровать; состояние души может быть как у блудника, но он может не блудить; состояние души может быть как у пьяницы, но он может не пить. Если человек с грехом борется, то он может побеждать его с помощью благодати Божией. Если человек не борется c грехом, идет у него на поводу – тогда он совершает греховные поступки.
Читать далее

 

МИГ ПРЕОБРАЖЕНИЯ

Ах, как душа желает красоты,
Которую не выразишь словами!
Рождённой из осенней пустоты,
Порывов ветра и воспоминаний.

Смятенная, укрывшись от людей,
От вдоха к выдоху, в немом смиренье,
Она, освободившись от страстей,
Вдруг ощутит свое преображенье.

Глаза полны сиянья облаков,
Уста свело от горечи рябины,
А сердце нежится в плену оков
Забытых чувств и запахов полыни.

И вознесутся трепетной душой
Ко Господу беззвучные молитвы,
Благодаря за неземной покой,
И слезы, что в пути к Нему пролиты.

© Зинаида Полякова

О ТАИНСТВЕ ПОКАЯНИЯ.

 

 

Таинство покаяния нужно понимать, конечно же, не формально. Если кто-нибудь думает, что достаточно вот так постоять в толпе, помолиться, потом подойти к аналою, чтобы священник прочитал разрешительную молитву, и все в порядке, — он тяжко заблуждается.

Всякое таинство, тем более таинство покаяния, должно быть ощутимо. Человек должен почувствовать облегчение оттого, что с души его спал тяжкий груз греха. Он должен уйти от аналоя просветленным, должен почувствовать, что Господь его простил. Это должно быть. Но бывает только тогда, когда человек действительно кается. Не тогда, когда он совершает что-то формально — стоит, поклоны кладет и т.п. или когда напишет целую тетрадь своих грехов и долго рассказывает о них священнику. Но не это есть покаяние.
Читать далее

О МАЛОДУШИИ.

 КАК МЫ УБЕГАЕМ ОТ БОГА

Назад к Богу

Кто не познал скорбей, тот не познал Бога. Почему так важно помнить об этом?

Потому что, убегая от испытаний, лишений, унижений, гонений, мы убегаем от Самого Бога. Безусловно, для человеческого естества избегать боли, житейских ненастий, бед – это природное стремление.

Но Господь дал нам недвусмысленное новое понимание всего происходящего в нашей жизни.

Творец предлагает нам задуматься: что значат окружающий нас мир, события, люди, что значит для Бога и для нас наше появление на этом свете, наше падение, наше спасение?

Об этом Он говорит в Новом Завете, давая нам новый закон, новые ориентиры, новое понимание старых явлений и событий. Читать далее

МЕНЯ ПРОСИЛИ ПОМОЛИТЬСЯ, Я ПООБЕЩАЛ, А КАК МНЕ ЭТО СДЕЛАТЬ?

Бывает, что какой-то знакомый нам человек просит помолиться о нем.
Просят, и мы тотчас же с готовностью восклицаем:
– Конечно! Обязательно помолюсь!
А потом… А потом человек идет в храм и задает священнику вопрос, ответ на который, казалось бы, очевиден:
– Меня просили помолиться, я пообещал, а как мне это сделать?..
И вот действительно – как? Поминать просившего о молитве утром и вечером, полагать за него поклоны, читать акафисты и каноны, присоединять прошения о нем к чтению Псалтири и Евангелия, подавать записки на проскомидию, на молебен, заказывать сорокоуст? Наверное, правильно было бы, если бы, пообещав молиться, христианин уже представлял себе, как именно он будет это делать. Но и то правильно, что, затрудняясь, он спрашивает. Было бы хуже, если бы не спрашивал и не молился бы вообще, полагая, что для успокоения сердца просителя достаточно и обещания как такового, – так тоже бывает и не столь редко, как кто-то мог бы подумать.
Читать далее